Динамика развития конфликтов

Русский

Раздел науки:

Читать онлайн: 
Аннотация научной статьи: 

Латентная стадия (бывает не всегда, но обычно.Состоит из 4-х этапов, последовательность которых условна):

Первый этап–   конфликт   характеризуется наличием предмета конфликта, но отсутствием открытых действий А и Б. Возникновение конфликта   чаще зависит не от объективной ситуации, а от того, как ее воспринимают участники ситуации. Эта проблема –   одна из самых сложных и малоизученных в конфликтологии. Что человек воспринимает их окружения, как он формирует целостный образ ситуации, почему он игнорирует что-то, а другое преувеличивает и т.д.? Особенно эти вопросы актуальны в случае возникновения нестандартной для человека ситуации, когда невозможно заранее сказать, как он поведет себя, опираясь на его предыдущий опыт.

Что происходит потом, когда человек определил ситуацию как неблагоприятную для себя? Здесь мы подошли к тому материалу, который я бы разместила как эпиграф ко всем разделам практической психологии. Этот материал называется теоремаТомаса: если ситуации определяются как реальные, то независимо от их реального содержания, они становятся реальными по своим последствиям.

Загрузка: 
Текст статьи: 

Динамика развития конфликтов

Выше мы рассмотрели временные границы конфликта, теперь же остановимся на них подробнее. Итак, конфликт проходит три стадии в своем развитии.

2.1. Латентная стадия (бывает не всегда, но обычно.Состоит из 4-х этапов, последовательность которых условна):

Первый этап–   конфликт   характеризуется наличием предмета конфликта, но отсутствием открытых действий А и Б. Возникновение конфликта   чаще зависит не от объективной ситуации, а от того, как ее воспринимают участники ситуации. Эта проблема –   одна из самых сложных и малоизученных в конфликтологии. Что человек воспринимает их окружения, как он формирует целостный образ ситуации, почему он игнорирует что-то, а другое преувеличивает и т.д.? Особенно эти вопросы актуальны в случае возникновения нестандартной для человека ситуации, когда невозможно заранее сказать, как он поведет себя, опираясь на его предыдущий опыт.

Что происходит потом, когда человек определил ситуацию как неблагоприятную для себя? Здесь мы подошли к тому материалу, который я бы разместила как эпиграф ко всем разделам практической психологии. Этот материал называется теоремаТомаса: если ситуации определяются как реальные, то независимо от их реального содержания, они становятся реальными по своим последствиям.

Пример: Классическим примером практической реализации теоремы Томаса является случай, описанный Р. Мертоном под характерным названием «Самовыполняющееся пророчество». Речь идет о ситуации биржевого краха в Нью-Йорке в 1929 году, одного из эпизодов Великой депрессии 30-х годов. Проведенное исследование показало, что в банках были наличные деньги, но люди этому не верили, и поскольку все одновременно стали забирать свои деньги, банки один за другим обанкротились. Таким образом, «люди определили ненастоящую ситуацию как истинную, в результате же на практике она и оказалась истинной» (Монсон, 1992; цит. по:Гришина, 2000, с. 168).

Посмотрите внимательнее на свою жизнь и жизнь окружающих вас людей. Действительно ли события жизни вызваны реальными обстоятельствами, а не нашей верой в то, что такие обстоятельства существуют?

 

Интерпретируя теорему Томаса в конфликтологии, мы говорим, что возникновение конфликтной ситуации не является следствием возникающих противоречий, а представляет собой следующий процесс:

Внешняя ситуация → определение ситуации как конфликтной → конфликтная ситуация

При этом, если ситуация уже определена как конфликтная, в дальнейшем будут выискиваться доказательства в пользу этой версии, поэтому данную схему можно продолжить   (см. рис. 2).

 

Рис. 2. Схема реализации теоремы Томаса в ситуации конфликта

 

Интересно, что   вербализация причин, по которым человек относит ситуацию к конфликтной, у «простого человека» затруднена. Таким образом, воспринимая ситуацию, человек «схватывает» ее целиком, как целостный образ, плохо членимый на составные части. А учитывая то, что аффективная реакция на объект почти всегда идет раньше когнитивной, эта аффективная негативно окрашенная оценка и влияет в дальнейшем на восприятие ситуации. Это вызывает затруднения в работе практического психолога, который захочет выяснить, почему же клиенту его ситуация кажется конфликтной. Даже в том случае, если человек видит неконфликтные действия другой стороны, он склонен под влиянием негативной установки приписывать им ситуативные причины («он случайно так сделал»), всем же остальным, конфликтным, действиям, –   личностные («я так и знал, что он недобрый           человек»). Такое приоритетное обращение к личностной атрибуции в ущерб ситуативной   называется фундаментальной ошибкой каузальной атрибуции (ФОКА). ФОКА характерна для социального восприятия, поэтому надо ли удивляться тому, что в условиях конфликтного взаимодействия она проявляется чаще и ярче?

Цитата: По моему мнению, на поведение России и Китая так же влияли их подозрения относительно наших намерений, как на наше поведение – наши подозрения относительно их намерений. Если это так, то мы оказывали огромное влияние на их поведение: то есть, обращаясь с ними как с врагами, мы тем самым увеличивали их враждебность[1].

Дж. Уильям Фулбрайт Эффекты коммуникации

(цит. по:Аронсон Э. и др., 2002,с. 322).

 

Всякое восприятие субъективно, но конфликтная ситуация усиливает это. Л.А. Петровская (1977) выделяет следующие типы конфликтов:

·               «неадекватно понятый» (конфликтная ситуация искажается, гиперболизируется, преуменьшается ее значение, вводятся новые элементы и т.д.);

·               «ложный конфликт» (полностью придумывается).

Достаточно одному участнику конфликта исказить конфликтную ситуацию, как вступает в силу т.н. «самореализующееся пророчество» (второй участник реагирует не на ситуацию, а на действия первого, что и подтверждает плохие предчувствия первого).

 

Приведите свой пример проявления самореализующегося пророчества

 

Существуют объективные факторы, которые приводят к формированию феноменов, которые, в свою очередь, влияют на искажение восприятия. К ним относятся: групповые, личностные и ситуативные факторы (характеристики).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 3. Факторы искажения восприятия в конфликте

Рассмотрим поэтапно каждый элемент этой схемы.

Итак, существует 3 группы объективных факторов, которые влияют на восприятие ситуации ее участниками: групповые, личностные и ситуативные факторы (характеристики).

К групповым характеристикам относятся:

1) Ролевые характеристики людей (статус, профессия, положение и т.д.). Так, например, опрос рабочих и средних начальников (исследование Н.В. Гришиной) показал значительно большее сходство в мнениях рабочих и начальников о конфликте внутри каждой подгруппы. Будет уместным здесь вспомнить и т.н. «феномен сосредоточения зла в руководстве»: рядовые члены одной группы относятся неплохо к таковым другой группы, но их руководство – это монстры.

2) Пребывание участника ситуации в возрастном кризисе (подростковом, зрелого возраста и т.д.). Указание мамы на то, что надо надеть шапку, будет восприниматься по-разному в зависимости от возраста воспитуемого. Вполне возможно, что при негативизме последнего нейтральная ситуация разовьется в конфликт.

3) Пребывание участника ситуации в периоде адаптации к коллективу или новой социальной роли. Входя в новый коллектив или приспосабливаясь к новой роли, мы боимся неуспеха и негативных оценок окружающих. Это естественно и связано с нашими базовыми потребностями. Наши страхи и влияют на искажение социального восприятия: то, что раньше не замечалось, начинает рассматриваться «под лупой».

4) Половые различия. Их влияние – отдельная тема для большого разговора. Однако, суммируя, можно выделить следующее. Женщины чаще конфликтуют на производстве из-за проблем, связанных с их личностными потребностями (зарплата, путевка), мужчины –   из-за организационных проблем (распределение обязанностей, производственные трудности) (по данным Н.В. Гришиной). Женская логика в большей степени ситуативна, интуитивна, ассоциативна; мужская –   предпочитает точный расчет, сопоставление фактов, логический анализ, рациональный подход. Исходя из этого, женщины гораздо быстрее обобщают, переводя частный случай в закономерность. На женское и мужское восприятие оказывают влияние и те гендерные стереотипы, которые существуют на данный момент в каждом конкретном обществе.

 

Выделите демонстрируемые героями половые различия, повлиявшие на эскалацию конфликта (особенности восприятия, мышления, социальных установок).

Материал для анализа (отрывок из фильма «Развод по-американски»).

Гости уходят. Брук закрывает дверь, Гэрри садится играть в приставку.

Брук (Б): Пойду мыть посуду.

Гэрри (Г), не отрываясь от игры: Хорошо.

Б: Не плохо, если б ты помог.

Г: Нет проблем, я помогу, чуть позже, только погоди немного.

Б: Гэрри, брось, я не хочу мыть посуду ночью, это займет всего 15 минут!

Г: Знаешь, милая, я настолько устал, мне надо немного расслабиться, посидеть здесь, подождать...пока пища переварится.

Б устало вздыхает.

Г: И, наконец, отдохнуть в тишине и покое. Мы можем не мыть посуду, а сделать это завтра.

Б: Ты знаешь, я не люблю оставлять грязь на кухне...

Г: Кто о ней знает?!

Б: Я знаю! Я знаю! Ясно?! Я потратила полдня: чистила, убирала, готовила и все это после работы! А ты даже спасибо не сказал и не хочешь помочь с посудой!...

Молчание.

Г, бросая приставку: Прекрасно. Иду мыть посуду.

Б: Перестань, не мучай себя, я не этого хотела...

Г: Ты же сказала, чтобы я помог с посудой!

Б: Но мне важно, чтобы ты хотел это сделать!

Г: Мыть посуду? Почему я должен этого хотеть? Почему?

Б: Вот в этом ты весь.

Б уходит на кухню, Г за ней.

Г: Давай проясним вопрос, хорошо?

Б начинает убирать, Г так и стоит в дверях.

Г: Ты говоришь, что огорчена, потому что у меня нет явного желания мыть тарелки?!

Б: Нет, я огорчена, потому что у тебя нет желания даже предложить это!...

Г: Я же согласился!...

Б: Я вытянула это из тебя!

Г: Знаешь, Брук, ты начинаешь истерить.

Б: Не называй меня истеричкой, я не безумная.

Г: Я не называл тебя истеричкой.

Б: Называл.

Г: Нет, я сказал, что ты начинаешь истерить.

Б: Знаешь что, Гэрри, я попросила тебя сегодня только об одной вещи: принести мне 12 лимонов, а ты принес 3!

Г: Господи, если б я знал, что из-за этого поднимется такой шум, я бы принес домой 24 лимона. Даже сотню! Знаешь чего бы я хотел? Что бы каждый, кто сидел за этим столом, был обставлен лимонами.

Б: Проблема не в лимонах!

Г: Ты только о них и говоришь!

Б: Я говорю, что хочу, что бы ты для меня что-то сделал, но было бы лучше, если бы ты делал что-то без моих уговоров.

Молчание. Г подходит в Б.

Г: Надеюсь ты помнишь, что утром я для тебя кое-что сделал без твоих уговоров.

Б: Гэрри, не надо, прошу...

Г: А что?! Я серьезно.

Б: Я тоже серьезно. Ты ведь знал, что я работала, когда пришла, приготовила ужин, у тебя не возникло чувства... не хотел сказать... «А не принести ли мне, Брук, букет цветов?».

Г: Ты сказала еще на первом свидании, что цветы тебе не нравятся, это выброшенные деньги.

Б: Все девушки любят цветы, Гэрри...

Г: Ты сказала, что ты не любишь цветы, чтобы я знал, что ты без них жить не можешь?

Б: Нет, речь не о том, нет, нет. Ты не хочешь меня понять, Гэрри: дело не в лимонах, не в цветах, не в посуде. Просто... сколько раз я должна намекать тебе по поводу балета?

Б уходит за грязной посудой в гостиную.

Г: Это ужасное зрелище! Брук, постой. Мы говорили о балете, ты знаешь, как я его ненавижу. Эти придурки в белье 3 часа прыгают по сцене, как-будто это средневековое техно-шоу. А я сижу весь в поту и жду только одного: когда же этот кошмар наконец закончится! Ненавижу балет.

Б возвращается на кухню с посудой.

Б: Дело не в том любишь ли ты балет, а в том, что человек, которого ты любишь, любит балет, и ты хочешь проводить с ним время.

Г: Не обязательно на балете.

Б: Ладно, забудь о балете!

Г: Забыл...

Б: Забудь о балете! Мы никуда не ходим вместе, Гэрри...

Г: Мы только что были вместе в Анарбор...

Б: В Анарбор? Мичиган играл с Нотр-Дам. Ты что, считаешь вопли пьяных подростков и кувыркающиеся на траве гномы — это весело?! Весело для меня? Я поехала туда с тобой. А вот ты, ты что делаешь ради меня?

Г: Как проклятый подпрыгиваю на этом автобусе!

Б: Ладно, брось.

Б уходит в гостиную за посудой.

Г: Из кожи лезу, что бы стать самым лучшим гидом в этом городе и больше зарабатывать на нас обоих, чтобы ты могла не работать!

Б: Я хочу работать!

Г: Очень хорошо, Брук. Но я хочу, что бы ты ценила мои старания. Дала отдохнуть минут 20, когда я прихожу с работы, а не нападала на меня с порога и не начинала занудствовать весь вечер.

Б, бросая столовые приборы на стол: Ты считаешь, что я – зануда?!

Г: Ты только это и делаешь, постоянно изводишь меня! В ванной беспорядок, ремень не подходит: как бы я ни старался, ты всегда недовольна! Я хочу наконец, что бы меня оставили одного!

Молчание, Б в ступоре, Г уходит на диван.

Б: Вот как. Ты этого хочешь, Гэрри?!

Г: Да.

Б: Прекрасно.

Г: Да.

Б: Тогда можешь делать все, что захочешь: разбрасывай по дому носки, одевайся, как пугало, играй в свои дурацкие видео-игры. Мне все равно. С меня хватит.

Г: Что?

Б: С меня хватит! Я этого не заслуживаю, нет. Я заслужила кого-то поблагодарней. И больше не стану тратить ни секунды своей жизни на какого-то толстокожего придурка. Ты придурок!

Молчание, Б уходит в спальню, Г остается на диване. Через какое-то время Г встает и подходит к двери Б, хочет постучать, но вместо этого берет пальто, открывает дверь и уходит.

 

5) Групповая культура (как больших, так и малых групп). Каждая группа характеризуется писаными и неписаными правилами восприятия и поведения в конфликте. В результате то, что для «среднего» россиянина будет нормой, для жителя центральной провинции Китая покажется дикостью, что и приведет к конфликту.

Подумайте, какие нормы конфликтного поведения были приняты в вашей семье и как это повлияло на вас

 

6) Восприятие себя как хорошего / хороших, а другого - как плохого / плохих (явление межгрупповой дискриминации и ингруппового фаворитизма).

 

 

6) Восприятие себя в конфликте как хорошего / хороших, а другого –   как плохого / плохих (формирование социальных представлений «Мы» и«Они»).Приведу данные исследования восприятия конфликта между врачами и медсестрами, проведенного Н.В. Гришиной (2000):

Характеристики описания

Описание своего поведения

врачами / медсестрами

Описание поведения другой стороны

врачами / медсестрами

Положи­ тельные («доброжелательны»)

 

76,5 % / 81,4%

 

35,2 % / 28,8%

Отрицательные («могли быть более уважительны», «недоброжелательны»)

 

23,5% / 18,8%

 

64,7% / 71,2%

 

Вторая группа объективных факторов представлена личностными (индивидуальными) характеристиками участников конфликта. Конечно, любая личностная характеристика влияет на социальное восприятие, не имеет смысла перечислять их все. Назовем наиболее интересные и конфликтогенные.

A.M. Яковлев (1966) утверждает, что ограниченность кругозора и узость предвидения последствий приводят к невозможности справиться с ситуацией.А.А. Реан (1996) добавляет к этому списку склонность к агрессивному восприятию и агрессивной интерпретации как устойчивую характеристику некоторых людей.

М. Хоровиц и др. предполагают наличие у людей устойчивых имплицитных концепций, связанных с уровнем доверия другим людям. Агрессивное восприятие и недоверие к другим людям вызывает постоянное чувство опасности и страха, которые закрепляют постоянную оборонительную реакцию в ситуациях взаимодействия. Оборонительная реакция может существовать в следующих формах поведения: человек стремиться стать «маленьким и незаметным», чтобы не попадаться на глаза источнику угрозы; человек всегда готов к нападению для перехватывания инициативы и обезвреживания источника угрозы; человек стремиться постоянно контролировать угрожающую сторону для контроля над ситуацией; еще одной формой оборонительного поведения является использование манипуляций, с помощью которых можно удерживать угрожающего человека на безопасной дистанции (Хоровиц и др., 1989; цит. по:Гришина, 2000).В этом же ключе пишет и Дж. Рубин, говоря о влиянии направленности на успех или возможные потери в конфликте на поведение.

Л.А. Китаев-Смык пишет о влиянии экстернальности на зависимость от окружения, которая приводит к меньшей уверенности в себе, большей тревожности и меньшей стрессоустойчивости (Китаев-Смык, 1983; цит. по:Гришина, 2000).

Г. Клар и др.   говорят о влиянии Я-концепции на восприятие и поведение в конфликтной ситуации. Если человек воспринимает себя как соревнователя, то и его восприятие будет отличаться от восприятия других не соревнователей. Можно говорить и о самооценке как устойчивом личностном образовании, влияющем на восприятие и поведение в конфликтной ситуации (Klar, Bar-Tal, Kruglanski, 1988; цит. по:Гришина, 2000).

Кроме того, стремление к поддержанию Я-концепции на желаемом уровне приводит к следующим наиболее типичным искажениям восприятия:

· «Иллюзии собственного благородства» –   в конфликтной ситуации мы нередко полагаем, что являемся жертвой нападок злобного противника, моральные принципы которого сомнительны. В большинстве к. каждая сторона уверена в своей правоте и стремлении к справедливому разрешению конфликта, убежден, что только противник этого не хочет.

· «Поиск соломинки в глазу другого» –   каждый из противников видит недостатки и погрешности другого, но не осознает таких же недостатков у себя самого.

· «Двойная этика» –   даже тогда, когда противники осознают, что совершают одинаковые действия по отношению друг к другу, все равно собственные действия воспринимаются каждым из них как допустимые и законные, а действия оппонента –   как нечестные и непозволительные.

· «Все ясно» –   каждый из партнеров чрезмерно упрощает ситуацию конфликта, причем так, чтобы это подтверждало общее представление о том, что его действия хороши, а действия другого –   плохи и нечестны.

В то же время вряд ли каждую из вышеперечисленных характеристик можно рассматривать как автономно влияющую на поведение человека. Поэтому психологи говорят о различных типах конфликтных личностей. В качестве примеров назовем следующие:

демонстративный (чаще холерик, любит быть на виду, совать нос не в свои дела, проявляет бурную деятельность в разных направлениях, имеет завышенную самооценку),

            ригидный (не умеет перестраиваться, честолюбив, эгоцентричен, болезненно обидчив, подозрителен),

педант (пунктуален, придирчив, зануда, вызывает отталкивание людей от себя),     бесконфликтный     (сознательно уходит от конфликта, перекладывает ответственность

на других, беспринципен). Конечно, список может быть продолжен.

Интересная классификация конфликтных типов личности принадлежит американским практическим психологам Р. Бринкману и Р. Кершнеру, к книге которых «Гений общения» я вас и отсылаю.

К ситуативным факторам относят: дефицит времени, алкогольное и наркотическое опьянение, нахождение в ситуации фрустрации, настроение человека и т.д.. Все эти факторы оказывают большее влияние в нетипичных, нестандартных ситуациях. В то же время, как указывает   Д. Майерс, при оценке типичных людей и простых ситуаций мы меньше подвержены настроению, нежели при оценке сложных ситуаций.

Постскриптум. Иерархичность влияния трех групп факторов зависит от каждой конкретной ситуации. Существуют люди с «сильными», устойчивыми характеристиками, независимыми от ситуаций, и наоборот. Безусловно, восприятие этих двух типов людей будет различным. Однако, есть экспериментальные данные, говорящие о приоритетной роли ситуации: люди с конфликтными чертами характера не проявляли их в благоприятной ситуации, и наоборот.

Рассмотренные объективные факторы влияют на феномены социального восприятия: негативные социальные установки, стереотипы, барьеры общения, ошибки каузальной атрибуции, деперсонализация, деиндивидуализация и др. (описание части данных феноменов см. в теме «Межгрупповые конфликты»). При этом из-за высокого уровня возбуждения в конфликтной ситуации данные феномены проявляются ярче, чем в обычных ситуациях. Рассмотрим некоторые из них.

Каузальная атрибуция является процессом объяснения поведения человека определенными причинами. Объясняя поведения, мы можем опираться на факторы ситуации или же на личностные причины, вызвавшие определенное поведение. В зависимости от этого Ф. Хайдер выделил два вида атрибуции – ситуативную и личностную. Однако существует тенденция больше опираться на личностную атрибуцию, нежели на ситуативную. Думаю, что здесь (как и во многих других феноменах социальной перцепции) играет свою роль так называемая «когнитивная леность» – для познавательных процессов личностная атрибуция проще. Описанная тенденция получила название фундаментальной ошибки каузальной атрибуции (ФОКА).  

Интересные данные по проявлению ФОКА приводит Д. Майерс –   существует связь между удовлетворенностью в браке и ФОКА –   люди, несчастливые в браке, чаще ее проявляли, т.е. чаще объясняли негативное поведение супруга его негативными чертами, а не ситуацией. То же самонаблюдалось и при исследовании ФОКА в школе – чем моложе – до 5 лет стажа – и старше – больше 10 лет – были учителя, тем больше у них была тенденция возлагать ответственность за конфликт на плечи «недисциплинированных» учеников.

На мой взгляд, склонность к ФОКА можно рассматривать как устойчивую личностную характеристику, которая провоцирует множество внутриличностных и межличностных конфликтов в жизни человека.

Пример:«сравнительно привилегированные представители среднего класса более, нежели не столь успешные люди, склонны считать, что поведение людей объясняется их личностными качествами» (Beauvois, Dubois, 1998;цит. по:Майерс, 2011, с. 115).

Проанализируйте вывод исследователей.

 

Еще один феномен, часто приводящий не только к мелким конфликтам, но и к противоправному поведению, – это деиндивидуализация (утрата человеком самоосознавания и боязни оценки; в большинстве случаев возникает в группе при обеспечении анонимности). Интересный эксперимент, посвященный исследованию деиндивидуализации,   был проведен с сотрудницами интерната, склонными к рукоприкладству. Если в условиях эксперимента им надевали на голову капюшоны (обеспечивая таким образом анонимность), они больше были склонны применить физическое насилие.  

И, напоследок, цитата для анализа.

Проанализируйте следующий пример, выделив в нем феномены социального восприятия:Джордж Оруэлл, будучи участником гражданской войны в Испании, оказался неспособным выстрелить во вражеского солдата, который удирал от него, придерживая обеими руками штаны. «Я явился сюда стрелять в „фа-шистов". Но тот, кто придерживает спадающие штаны, не может быть „фа-шистом". Это собрат по роду людскому. Он такой же, как ты сам. Как можно в него стрелять?»

 

На втором этапе происходит осознание А и Б своих интересов в конфликтной ситуации.

Третий этап характеризуется осознанием препятствия для удовлетворения своих интересов одной или обеими сторонами. Существуют три рода препятствий: объективные (например, безработица), качества самой личности (безынициативность), объективное препятствие персонифицируется в конкретного человека (например, начальника, который увольняет).

На четвертом этапеА действует против Б. В этом случае А называют инициатором конфликта. В том случае, если А и дальше будет активен, он рассматривается как активная сторона, а другой – как пассивная.

Надо ли говорить, что предотвращение конфликта на латентной стадии наименее болезненно (т.к. начавшееся взаимодействие не вызывает к жизни новые предметы развивающегося конфликта, не вовлекаются новые участники и т.д.)?

 

Подумайте, всегда ли надо предотвращать конфликт?

 

 

 

2.2. Открытый конфликт предполагает действия А и Б против друг друга. Действия подразделяются на наступательные (производит активная сторона) и оборонительные.

Типы наступательных действий:

• направлены на захват и / или удержание объекта,

• создание помех и причинение косвенного вреда (запирание в комнате),

• задевающие или оскорбительные слова и действия,

• подчинение и захват субъекта,

• нанесение прямого физического ущерба и субъекту, и объекту.

• угрозы –   это скорее предупреждение о возможном действии (вербальные действия).

 

Развитие открытого конфликта может идти двумя путями.

 Первый–   эскалация конфликта. В этом случае каждое последующее действие сторон конфликта чуть более агрессивно, чем предыдущее. Внешне каждое последующее действие одной стороны выглядит как ответ на только что произведенное действие другой. На самом деле все гораздо сложнее: каждое действие является результатом впечатлений (опять речь о восприятии!), накопившихся от всех предыдущих действий другой       стороны, хотя более поздние действия и оказывают обычно более сильное воздействие. Кроме того, последнее действие может быть тем «кирпичиком», который перестраивает весь гештальт воспринимаемой ситуации («ага, вот в чем оказывается дело!Ну я ему покажу!»).

 

 

Нарисуйте представленный процесс в схеме

 

Эскалация – очень опасный путь развития конфликта, приводящий к многочисленным негативным последствиям. Сегодня, в августе 2014 года, это очевидно для каждого. В связи с этим необходимо внимательно относиться к тем проявлениям, которые могут свидетельствовать о начале эскалации конфликта.

Признаки эскалации подразделяются на две группы:

1) Внутренние – проявляются, прежде всего, в смене предмета конфликта (укрупнение и обобщение его – переход от частных претензий к всеобщей негативной характеристике личности, а это, в свою очередь, часто приводит к утере объекта конфликта).

2) Внешние –   затяжной характер, при котором происходит развитие по синусоиде (причем повторяются не только эмоции, но и реплики); усиление интенсивности (частоты действий против другой стороны); переход от мягких тактик к жестким; расширение поля, масштаба конфликта (быстрое увеличение количества участников может происходить, в том числе, из-за межгрупповой дискриминации и ингруппового фаворитизма); сдвиг мотива на цель (в этом случае конфликтуют не из-за предмета конфликта, а для того, чтобы добиться справедливости или же нанести противнику ущерб, при этом предмет конфликта участники могут уже и не помнить. Последнее является   одной из основных причин устойчивости эскалации).

 

Пример: «Мы ехали навестить моих родителей. Перед этим долго со-бирались и очень устали. Я сидела за рулем, Поль читал, сидя сза-ди. Мы ехали по главной магистрали, я хотела пойти на обгон и попросила мужа подвинуться: из-за него не видела, что делается сзади. Он велел мне смотреть в боковое зеркало или повернуть голову к заднему окну. Я же привыкла смотреть в зеркало задне-го вида и не собиралась менять свои привычки из-за того, что ему трудно чуть-чуть подвинуться. Немного выждав, я спросила: „Так ты подвинешься? Не могу же я смотреть сквозь тебя". Он ничего не ответил, только злобно на меня посмотрел. Я еще два-жды попросила его подвинуться, тогда он взорвался и потребо-вал, чтобы я уступила ему место за рулем. И объяснил, что сей-час покажет, как он прекрасно обходится без всяких зеркал. И еще наговорил всяких гадостей» (цит. по:Рубин и др., 2001, с. 129).

 

Эскалация конфликта является устойчивым, инертным и сложно регулируемым процессом. Что же влияет на эти характеристики? Наиболее частыми причинами эскалации, в том числе объясняющими ее устойчивость, являются следующие:

1) Рост притязаний («революция растущих ожиданий»).

Пример 1: до того, как в 1971 г. произошел бунт заключенных в исправительном заведении, находящемся в г. Аттика северной части штата Нью-Йорк, арестанты рассчитывали на улучшение условий тюремной жизни (на основе обещаний, данных Расселом Освальдом, членом комиссии по делам исправительных заведений штата). Когда по ряду причин эти улучшения не были осуществлены, арестанты испытали глубокое разочарование, результатом которого явился тюремный бунт, обошедшийся очень дорого — он стоил жизни сорока заключенным и тюремным надзирателям.

Пример 2: Когда дела идут лучше, надежды людей возрастают, а соответственно наблюдается рост притязаний. В периоды быстрых успехов притязания зачастую переходят границы реальности. К подобным примерам можно отнести период растущего в 60-х гг. самосознания афро-американцев, когда после двухвекового рабства укрепилась их вера в себя и усилилась борьба за свои права. В предшествующее десятилетие гражданские права афро-американцев значительно расширились, особенно с принятием в Верховном суде закона о запрете школьной сегрегации. В 60-е гг. темп гражданских завоеваний все нарастал, и наметилась возможность того, что будут приняты новые законы и значительно изменятся позиции белых. Как это ни парадоксально, но именно в это время волнения и недовольство среди афро-американцев были так сильны, как никогда прежде или в последующую пору. Скорее всего, прогресс в завоевании гражданских прав подхлестнул надежды афро-американцев на быстрые дальнейшие успехи, что породило рост нереалистических притязаний. Мы не беремся утверждать, что эти притязания не были законными, просто они оказались несовместимыми с притязаниями других групп и потому вели к конфликтам.

Особенно способствует возникновению конфликта то, что после периода быстро достигнутых успехов наступает момент, когда темпы их достижения снижаются и обнаруживается, что ус-пеха больше добиться невозможно. Так, например, Дэвис (1962) приводит данные о том, что революции происходят, когда пери-од роста «экономического и социального развития сменяется ко-ротким периодом резкого ухудшения (цит. по: Рубин и др., 2001, с. 40, 45).

 

2) Неопределенность в оценке сил (обычно свои силы переоцениваются, а чужие – недооцениваются).

3) Обидное сравнение – ощущение, что тебя обделяют в пользу другой стороны, которая этого не заслуживает. На работе это часто связано с неопределенностью   ситуаций награждения за труд, выдачи премий. Вспоминаются мне в данном контексте и детские обиды при сравнении меня с более успешной соседской девочкой, одноклассницей и т.д. («вот Маша…!»).

4) Иногда связанная предыдущей причиной воспринимаемая угроза имиджу.

Пример: «Стоим мы это, смотрим, как эти чуваки дуются в карты, и сто-им как раз позади этого дурня. Он, знаете, был из этих тяжеловесов, что пудовые штанги подымают, сечете? В обхвате футов девяносто, не меньше, представляете? И вдруг он поворачивается и выдает: „Эй вы, подонки, не стойте у меня за спиной! Терпеть не могу, ко-гда у меня за спиной отсвечивают, когда я играю!" Видали? Я толь-ко глянул на моего напарника, а он на меня, а тот дурень обратно повернулся и снова свое: „Я вам что сказал? Не смейте у меня за спиной отсвечивать!" А потом говорит: „Ну, молите бога" и поды-мает свою тушу и рычит „Держись!" Ну я ему врезал, и мой напар-ник тоже, и отделали его как надо! Навалились двое на одного. И так его отколошматили, надолго запомнит! А я после был ну прямо король! Чувствовал, понимаете, что я мужик крутой, попробуй кто-нибудь, сунься ко мне!»(цит. по:Рубин и др., 2001, с. 141).

 

5) Нормативная неопределенность, непрописанность законов (в этом случае каждый обычно толкует норму в свою пользу).

6) Восприятие конфликтной ситуации как игры с нулевым выигрышем (если не все выиграл, то все проиграл). На мой взгляд, в некоторых семьях у детей формируют установку на любое социальное взаимодействие как на игру с нулевым выигрышем. В этом случае каждая ситуация взаимодействия может закончится эскалацией конфликта. Надо ли говорить, что гораздо продуктивнее и гармоничнее формировать у ребенка восприятие не черно-белого, а разноцветного мира.

7) Связанный с нормативной неопределенностью эффект увязания –описывает процесс, в котором на достижение цели тратится больше, чем это оправдано (то есть больше, чем получается в результате). Процесс увязания хорошо показывает игра в однодолларовый аукцион.

Цитата: Для того чтобы лучше понять динамику развития сверх приверженности к эскалации, рассмотрим простую игру, которую впервые предложил Шубик (Shubik, 1971) и подробно изучилТе-гер (Teger, 1980). В эту игру, известную как однодолларовый аук-цион, играют следующим образом: несколько человек получают предложение назначать цену за однодолларовую купюру. Купю-ра вручается тому, кто назвал наибольшую цену, за вычетом на-званной им суммы. Таким образом, если победитель назвал 15 центов, он получит 85 центов (1 доллар минус 15 центов). Фокус же игры в том, что назначивший вторую по величине сумму то-же отдает ее, но доллара взамен не получает. Так что, если самой высокой назначенной ценой будет 35 центов, а следующей — 25 центов, победитель получит 65 центов, а занявший второе место потеряет 25 центов.

Обычно участники начинают игру с небольших сумм. Поче-му бы и нет? Если можно получить доллар, рискнув десятью, два-дцатью или тридцатью центами, почему бы не попробовать — тем более что, возможно, кто-либо другой и не будет ставить. К не-счастью, другие рассуждают аналогичным образом, в результате чего в игру вступают несколько человек. В конце концов чья-то цена приближается к целому доллару (размер выигрыша), и то-гда можно наблюдать два важных явления: число участников обычно снижается, пока не остаются только двое назначивших самую высокую цену, и их мотивация меняется с первоначаль-ного стремления получить как можно больше на желание поте-рять как можно меньше. Когда назначенная цена начинает пре-вышать один доллар, проблема уже не в том, сколько можно вы-играть, а в том, сколько можно спасти. Окончательная цена часто оказывается значительно выше одного доллара.

Почему игра в этот момент не заканчивается? Главным обра-зом из-за того, что каждый из лидирующих участников осознает, что уже вложил в это занятие свое время и деньги, и не хочет терять эти вложения. Более того, каждый считает, что другой прекратит соревнование, залижет свои раны и ретируется со сцены, оставив победу другому. «Продержусь еще чуть-чуть, — рассуж-дает первый, — и вырву победу». Проблема в том, что и второй рассуждает так же, ни один не склонен отступать, и эскалация конфликта продолжается.

По мере того как растет цена купюры, происходит еще одна трансформация. Заинтересованность в мак-симизации выигрыша, которая сначала сменилась на желание ми-нимизировать проигрыш, теперь вытесняется решимостью каж-дого сделать потери противника не меньше собственных: «Сам разорюсь, но и другого по миру пущу!» Именно в этой послед-ней стадии однодолларового аукциона на первый план выступа-ет озабоченность тем, чтобы не оказаться в глазах другого дура-ком. Иными словами, каждого все больше начинает занимать собственный имидж.

Пример однодолларового аукциона показывает, что при эска-лации конфликта люди проявляют   такую сверх приверженность своим целям, которая в глазах внешнего наблюдателя может вы-глядеть совершенно иррациональной. Шубик сообщал, что од-нодолларовый аукцион, бывало, заканчивался на уровне 5 — 6 дол-ларов". Это явный пример решимости, доходящей до абсурда. Как такое можно объяснить? Почему человек иной раз расточа-ет сам себя и свои ресурсы вне всяких разумных пределов? (цит. по: Рубин и др., 2001, с. 184-185).

 

Примером увязания также может быть затянувшаяся забастовка, в которой каждой стороной многое уже потеряно, и уступчивость сделает эти потери бессмысленными. Так как увязание часто проявляется и в обыденной жизни, приведу несколько способов противодействия ему. Первый –   определение пределов, которые могут быть выражены временными границами, максимальной денежной суммой, которую человек готов потратить и т.д.. Второй –   дробление времени конфликта на определенные участки, после которых необходимо задавать себе вопрос «хочу ли я это продолжать?».

 

Цитата: Например, участникам эксперимента, вовлеченным в чрева-тое увязанием дело, каждые три минуты задавали вопрос, хотят ли они продолжать. Простое обдумывание этого вопроса при-водило к тому, что они отказывались от дела в два раза быстрее, чем те, кого не прерывали(цит. по:Рубин и др., 2001, с. 188).

 

И, наконец, третий –   выдвижение потерь на первый план.

Цитата: Например участникам эксперимента раздавали «таблицы плате-жей», отражавшие их издержки в каждый контрольный момент времени(там же).

 

8) Отсутствие общения между конфликтующими сторонами. Такая ситуация может быть результатом как объективно сложившихся обстоятельств, так и субъективных причин – мы не любим общаться с теми, кто нам неприятен. На международном уровне стремление к общению в ситуации конфликта может рассматриваться как уступчивость противнику, что вызывает поток неправильных интерпретаций. В результате правительства конфликтующих стран могут избегать общения, затягивая таким образом конфликт.

9) Слишком высокая степень зависимости также может провоцировать эскалацию конфликта (например, такое бывает со стариками, которые полностью зависимы от родственников, и поэтому становятся весьма сварливыми).

10) Для межгрупповых конфликтов назовем еще две причины. Первая – это высокая сплоченность членов группы, что ведет к огрупплению мышления, межгрупповой дискриминации, высокому групповому конформизму и т.д. (описание данных феноменов см. в теме «Межгрупповые конфликты»). Вторая причина –   наличие индивидов, способных стать лидерами в данном конфликте.

Обобщая, можно сказать, что основными причинами эскалации являются высокая степень осознаваемого расхождения интересов и неопределенность ситуации.

Кроме эскалации конфликта, существует и другой путь его развития. В этом случае конфликтующие стороны используют разные взаимодополняющие стратегии поведения (например, на агрессию отвечают уступчивостью; в том случае, если одна сторона проявляет активность, вторая   пассивность и т.д.). В этом случае конфликт не будет разгораться, а само взаимодействие А и Б напоминает скорее танго на паркете, нежели бой на ринге.

2. 3. Завершение конфликта, как уже говорилось выше, связано с прекращением открытых действий одной или обеих сторон, в связи с чем реализуется один из путей: разрешение, подавление или тупик.

 

  

Глоссарий

 

Игра с нулевым выигрышем –описывается ситуациями, в которых выигрыш одной стороны конфликта автоматически означает проигрыш другой стороны.

Самореализующееся пророчество (эффект Розенталя)– явление, заключающееся в том, что ожидания одной из сторон конфликта относительно поведения другой провоцируют подобное поведение другой стороны.

ТеоремаТомаса –   если ситуации определяются как реальные, то независимо от их реального содержания, они становятся реальными по своим последствиям.

Эскалация конфликта – путь развития конфликта, при котором каждая сторона применяет все более жесткие тактики, что приводит к усилению напряженности конфликта в целом.

Эффект увязания–   процесс, в котором на достижение цели тратится больше, чем это оправдано (получено в результате).

 

 

 

 

Материал для практического занятия по теме

«Динамика развития конфликта»

 

Ход занятия.

1. Просмотр фильма «Чучело» (или другого, основным содержанием которого является конфликт).

2. Оформление индивидуальной письменной работы в соответствии с предложенной ниже схемой:

 

Определить тип конфликта (по участникам, по содержанию, по результату).

Описать стадии, делая ссылки на конкретные эпизоды фильма):

1. Латентная стадия

Объективные факторы, влияющие на искажение восприятия (выбрать проявляющиеся и описать подробно):

групповые характеристики:

A) ролевые характеристики людей;

Б) пребывание участника ситуации в возрастном кризисе;

B) пребывание участника ситуации в периоде адаптации к коллективу, роли;

Г) половые различия;

Д) групповая культура;

Е) восприятие себя как хорошего (хороших), а другого –   как плохого (плохих).

 

Индивидуальные характеристики:

наличие конфликтных личностей, влияющих на развитие конфликта (выделить, объяснить и назвать «конфликтные» характеристики).

 

Ситуативные характеристики.

Феномены социального восприятия: негативные социальные установки, стереотипы, барьеры общения, деперсонализация и деиндивидуализация, ошибки каузальной атрибуции, другие феномены.

 

2. Открытый конфликт

Какие типы наступательных действий использовались, кто являлся инициатором конфликта.

 

Признаки эскалации (конкретно описать):

1) внутренние (обратить внимание, была ли смена предмета, объекта, как менялся предмет),

2) внешние.

 

Причинами эскалации в данном случае являются: выделить и описать причины.

 

3. Завершение конфликта (по какому пути пошло завершение конфликта?)

 

Дополнительная литература:

Учебная литература по социальной психологии.

 

[1]Цитата очевидно произнесена в момент развития холодной войны в отношениях США и СССР.

 

Комментировать